Закрыты двери латифундий

Закрыты двери латифундий
Тихо-тихо, далеко-далеко,
По пыльным улицам иду я один
Тихо-тихо, далеко-далеко.


Девушки смотрят на меня
Во все глаза, во все глаза,
Но мне все равно, я иду к тебе,
Встречай, встречай, о, красавица.


Медленно в небе плывут облака
Тихо-тихо, далеко-далеко,
Красавица сидит на своем балконе
Тихо-тихо, далеко-далеко.


Я смотрю на цветок у тебя в руке
Во все глаза, во все глаза,
Я уже пришел, я уже внизу,
Встречай, встречай, о, красавица.


Тихо-тихо, далеко-далеко,
Тихо-тихо, далеко-далеко,
Тихо-тихо, далеко-далеко,
Тихо-тихо, далеко-далеко.

ДВА САМОЛЕТА: За нас теперь все решают продюсеры

Господа, вы в последнее время записали сразу два альбома...
Антон Белянкин: Весной мы записали один альбом, когда в Москве жили там и записали, а потом, летом, записали другой.
Михаил Синдаловский: Он нигде не будет выходить.По крайней мере, пока.

Вообще не будет выходить? Странно... А зачем же вы его выпустили? Получается, что это такое частное камерное развлечение для самих себя и своих поклонников?
Синдаловский: Отчасти так.
Белянкин: И отчасти для того, чтобы сохранились песни, чтобы они не пропали никуда, потому что песни же с годами забываются.
Синдаловский: Музыканты записывают свои произведения на ноты, а рок-музыканты их записывают в студии...
Белянкин: Потому что они по большей части нот не знают не фига... У нас это единственная возможность - записать, чтобы потом вышло на каком-нибудь носителе, чтобы в веках сохранилось.
Синдаловский: Тот альбом, который мы сами для себя записали, он называется "Роо".

Вы сказали, что записали "Роо" для себя, но мне кажется, что он вполне может быть интересен массовой публике...
Белянкин: Ну, пусть это продюсеры решают, они все за нас решают теперь.

У которых свои, продюсерские заморочки?
Белянкин:Вот-вот. Они считают, что эти песни не надо издавать, а вот те, которые мы в Москве записали - те надо издавать.

Потому что в Москве...
Белянкин: Потому что в Москве, потому что все по-настоящему, с большим количеством затраченных денег. (обращается к Синдаловскому) Чего молчишь?
Cиндаловский: Ну да...

Михаил знает, похоже, что денег было потрачено немало. Ребята, скажите, а почему вы в песне "Взрослых нет дома" так зациклились на академике Курчатове, на его бородке и усах?
(Музыканты смеются)
Синдаловский: Ну, это специальная песня Антона. Мы, честно говоря, не планировали сначала ее записывать, а наши друзья, когда слушают этот альбом, стараются не дослушивать до этой песни, потому что если послушал ее - а она последняя на альбоме - то будешь петь весь день...
Белянкин: Да, в этой песне фраза про академика - очень навязчивая. И я замечил, что многие знакомые часика через два после прослушивания ходят и напевают ее. Но песня-то была сочинена для того, чтобы во время концерта... если у кого-то порвалась струна или что-то еще случилось, упал барабан или тарелка, или надо еще что-то срочно заменить - я пою эту песню, пока все остальные занимаются делами.
Синдаловский: Она непонятно сколько длится...
Белянкин: Ее можно петь бесконечно.
Синдаловский: Есть такая технология записи, когда сначала пишутся барабаны, потом бас, гитара, потом сверху накладывается вокал и все сводится. Так вот, тут, покольку никто не знал аранжировки и когда начнется, когда кончится, то сразу писался рабочий вокал. Чтобы мне не скучно было писать барабаны, Антон стал играть на бас-гитаре и пел, и это все оставили.
Белянкин:Я-то не знал, что они все это записывают и потом вставят в пластинку!

Может-быть, не все знают, что главный герой этой песни академик Курчатов занимался, мягко говоря, не самыми простыми вещами. Он был ядерщиком. Разработка атомной бомбы... Любопытно, как отнесутся к этой песне ученики и последователи академика?
Белянкин: Я думаю, что им будет приятно, что их учителя вспоминают совсем молодые люди. Которые никакого отношения к ядерной физике не имеют напрочь. Академик Курчатов - известная личность, и бородка академика Курчатова... ну, не знаю, есть в этом что-то приятное, тем более, что бородка у Курчатова была очень окладистая.

Жалко, что вы эту песню включили в альбом, который не будет тиражным.
Белянкин: Я думаю, что потом он все-таки будет тиражным.

Я практически уверен в этом. Потому что все песни в альбоме "Poo" очень удачные, в каждой из них есть какая-то своя изюминка - и в исполнительском смысле, и в текстовом. Ладно, поговорим о других материях... Сколько уже лет вы регулярно играете в клубе "Грибоедов"?
Белянкин: Как он открылся, с 18 октября 1996 года. Вообще-то мы там и играем, репетируем, отдыхаем, выпиваем...

Насколько я помню, прежде выходили диски-сборники групп, которые выступали в модном клубе "Грибоедов". В дальнейшем аналогичные альбомы намечаются к выпуску?
Синдаловский: Да мы собираемся в ближайшее время выпустить еще один такой сборник.
Белянкин: К сожалению, группы свои новые хорошие песни медленнее, чем мы можем выпускать эти сборники.

Но ведь вы в эти сборники включаете то, что они исполняются в "Грибоедове" на концертах...
Белянкин: Не совсем, не всегда. Там есть и концертные "грибоедовские" записи, но, в основном, группы приносят свои приличные записи. Но все равно, в "грибоедовские" сборники включаются те группы, которые в нашем клубе выступали.
Синдаловский: Это обязательное условие.

Песня "Мама только одна" в альбоме "Poo" исполняется на так называемом языке "суахили", на котором прежде постоянно пели "Два самолета ". Потом вы стали петь на русском. Но вот опять случился "суахильный" рецидив. Ничего страшного в этом, конечно, нет, однако почему же произошел "камбэк"? С чем это связано?
Белянкин: В самом начале у нас тоже были песни на русском языке, но потом нашему певцу, вокалисту Вадику Покровскому, ему, видимо, надоело учить русские слова. Он все время их забывал и очень из-за этого расстраивался.

Он плохо знал русский язык?
Белянкин: (смеется) Нет, он текст забывал. И тогда допевал своими словами.
Но ведь его родители жили в Африке.
Белянкин: Да, они там строили вроде бы электростанцию, и он там был.
Синдаловский:Совсем еще маленький.
Белянкин: И нахватался там разных словечек. Но некоторые песни лучше звучат на "суахили" - русский язык не всегда годится.

Относительно скоро "Два самолета" будут отмечать свой пятнадцатилетний юбилей. Если взглянуть из сегодняшнего дня, то какой период из прошедших лет - насыщенных концертами, гастролями, записями - представляется вам наиболее ярким?
Белянкин: Да, серьезный вопрос...
Cиндаловский: Сразу и не скажешь.
Белянкин: Для меня, на самом деле, это все, что связано с ленинградским рок-клубом. Потому что в рок-клубе всегда была очень веселая и хорошая компания всегда, я со всеми очень дружил и поддерживал хорошие и дружеские отношения.Много было очень хороших людей.Много музыки было хорошей. Жалко, что сейчас нет ленинградского рок-клуба.
Синдаловский: А для меня, наверное, наши заграничные путешествия. Во Францию, в Канаду, в Нью-Йорк. Все это так вертелось, постоянно куда-то отправлялись, откуда-то приезжали.

Когда конкретно все эти поездки происходили?
Белянкин: Начиная с 1991 года, наверное. Мы тогда отправились в Нант и это тоже было очень яркое впечатление. Сто пятьдесят человек музыкантов и разных других артистов. "Популярная Механика", "Трилистник", "Колибри" и все-все-все. Компания была- ну просто супер!
Синдаловский: Десять дней на пароходе, в океане.
Белянкин: Сто пятьдесят человек весельчаков. Была даже такая мысль, что нас всех специально подальше вывозят из Петербурга. Мы еще не успели выйти из порта ленинградского, как на мачте уже висел Веселый Роджер...

А в ближайшее время у вас предвидятся заграничные поездки? Кула теперь полетят "Два самолета"? Или с этим стало похуже?
Синдаловский: Не то, чтобы похуже, просто теперь у нас есть продюсер, который и занимается всеми поездками, мы сами ничего не устраиваем и не планируем. Да мне кажется, что теперь утих за границей интерес к русской музыке.Теперь не так уж много групп, которые туда ездят. А когда русские команды работают теперь за границей, то, в основном, перед эмигрантами выступают.

В записи альбома "Poo" принимали участие - Антон Белянкин - вокал, бас, Михаил Синдаловский -барабаны, перкуссия, Андрей Коган - труба, вокал, Алексей Лазовский - вокал, Вадим Покровский - вокал.

Трек-лист альбома "Poo":
"Amore"
"Мама только одна"
"Ветер свободы"
"Мудрость 2 (Крот)"
"Будем чертить"
"Ипостась"
"Горан Брегович казел"
"Признание"
"Я смотрю вам в глаза"
"Взрослых нет дома"

Беседовал Джордж Гуницкий, специально для РокмЬюзик.Ру

Назад