Жизнь запарка

Вышел утром из зоопарка
И гулял по улицам молча.
Ни разу не спел свою песню,
Ни разу не прыгнул сквозь обруч.


Тот кто узнает сегодня,
Сможет забыть свое завтра
И больше уже не прыгать,
Гулять по улицам молча.


Что случится, если он, вдруг, запоет?
Что случится, если он, вдруг, подпрыгнет?
Что случится, если он, вдруг, подойдет
Поближе, поближе, поближе, поближе?


Солнце днем освещает дорогу,
Ночью луна всплывает рыбой.
Тот, кто боится светящихся красок,
Может не приходить в дискотеку.


Что случится, если он, вдруг, запоет?
Что случится, если он, вдруг, подпрыгнет?
Что случится, если он, вдруг, подойдет
Поближе, поближе, поближе, поближе?

Подруга подкинула проблем

А теперь - по-русски. Год назад альбом Писец-99 был готов к выпуску, а группа опробывала песни с него на многочисленных музыкальных мероприятиях, в частности в рамках фестиваля "Неофициальная Москва". Первая российская группа, заигравшая ска, год назад решила вернуться от псевдоафриканской абракадабры, на которой писались тексты раньше, к родному, великому и могучему. Подобно шведской группе, которая начинает петь на английском, "самолетам" сопутствовал успех -бывшие звезды клубов быстро оказались на радио, с ними заключила договор могущественная Real Records (попросившая переименовать альбом ввиду по названию самой брутальной песни календарной неточности в названии и для лучшей продаваемости ). 13 декабря диск представили журналистам.
На самом деле им нет разницы, на каком языке петь, - на псевдоэфиопском или на русском. Все, что они раньше брали эксцентричностью поведения, теперь подкрепляется еще и текстами - про мачо-засранца, про подругу, подкинувшую проблем, про селедок Балтийского моря. Они - все те же маргиналы, что и пять-семь лет назад, когда их слушали только тусовые экспаты и околомузыкантская богема. Синей птицы не стало меньше - блестящей меди духовых и заводных ритмов ска и латины на новом альбоме не меньше, чем раньше. Больше стало гитар, и барабаны звучат злее, чем раньше. Сейчас, когда в приверженности "канону отсутствия канонов" пост-модернизма обвиняют даже растущий из народных корней "Ленинград", Самолеты радуют своей неопределяемостью в культурном контексте - по хорошему смешно, энергично (без затягиваний и скуки), очень маргинально (а вовсе не глуповато) и потому неважно, насколько это актуально. Подобно "Манго-Манго" и "Запрещенным баранщикам" они балансируют на грани смешного и абсурдного, нормально-веселого и ненормально шизофренического, на грани нежданно ставшей модной "африки" и давно продолжающейся моды на latin music - и слава Богу, не хватаются за свой нежданный, и, видимо, переменчивый успех. Сейчас от их песен катаются по полу программные директора радиостанций, но "самолеты" - не из тех, кто доверяет собственным внезапным взлетам. Они останутся тем же, чем были, даже если вдруг заиграют хэви-метал v ироничными, отъехавшими музыкантами, притворяющимися охреневшими дебилами, которых совершенно справедливо уже больше пяти лет называют русскими Madness.

2.02.2001, Алексей КРИЖЕВСКИЙ (ЗВУКИ РУ)

Назад